Злотеус Злей и Невилл Длиннопопп, или Почему адаптация имен — не лучшая идея в литературе
Статьи

Злотеус Злей и Невилл Длиннопопп, или Почему адаптация имен — не лучшая идея в литературе

29.05.2020 Book24.ua
Перевод художественной литературы — одна из самых сложных отраслей практики перевода. Ведь важно не только правильно передать все оттенки смыслов текста, но еще и сохранить антураж и оригинальный стиль автора, что бывает очень непросто.


Еще сложнее бывает адаптировать «говорящие» имена и названия, в которые автор заложил определенный смысловой посыл.

Чаще всего подобные посылы строятся на игре слов, каламбурах или ассоциациях. Поэтому найти идеальное соответствие в другом языке крайне сложно. В 9 случаях из 10 это не удается — адаптация получается либо нелепой, либо не передает всех смыслов оригинала. Либо одновременно и первое, и второе.

Среди преподавателей онлайн-школы английского языка EnglishDom есть опытные переводчики, которые поделились своим мнением насчет адаптации имен и названий.
 Мы широко используем отрывки и цитаты из книг во время обучения в рамках EdTech. Студенты изучают английский онлайн с помощью интерактивного учебника, где около 30% всех примеров — из популярной литературы. Как показывает опыт, примеры из известных книг очень круто вдохновляют студентов учиться. И, кстати, криво адаптированные имена стабильно выносятся на обсуждения с преподавателем или в разговорных клубах.
                          

Какие имена и названия чаще всего адаптируют?


Злотеус Злей и Невилл Длиннопопп, или Почему адаптация имен — не лучшая идея в литературеДетская литература и сказки — настоящий кладезь странных имен и названий. Авторы пытаются сделать их «говорящими» — это упрощает понимание характера героев детьми.

В книгах для взрослых подобной тенденции нет. Чаще всего имена не скрывают никаких подтекстов и вторых смыслов. Кроме того, ведь теория перевода запрещает переводить имена.

David Copperfield из одноименного произведения Чарльза Диккенса — это Дэвид Копперфильд. А никак не Давид Меднопольный.

Чаще всего имя — это всего лишь имя.
                        
Более того, даже в абсолютном большинстве детских книг авторы не возлагают никакой особой надежды на имя персонажа как на маркер его характера. Это всего лишь способ произвести на читателя первое впечатление при знакомстве с героем.

Кстати, имена главных героев не адаптируют практически никогда, ведь это мгновенно убивает антураж. Просто представьте, если бы Гарри Поттера звали Гарри Гончар. Бр-р-р, аж передергивает от этой мысли.

Почему 90% имен и названий не стоит адаптировать


Злотеус Злей и Невилл Длиннопопп, или Почему адаптация имен — не лучшая идея в литературеМы прекрасно понимаем, почему переводчики адаптируют имена и названия — чтобы придать истории больше сказочного антуража.

Возьмем, к примеру, известнейшее произведение Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». История одна из самых сложных для перевода, потому что там огромное количество каламбуров и юмора, основанного на них. 

Рассмотрим поближе персонажа по имени «Hatter». В трех из шести самых известных переводов имя передано как «Шляпник». И это логично — прямой перевод здесь передает все смыслы. Но были и другие варианты: «Шляпа», «Болванщик» и «Сапожник». Если «Шляпа» — еще куда ни шло, но каким боком получился «Болванщик» и «Сапожник»?
          
В погоне за благозвучностью и антуражем многие переводчики слишком далеко отходят от оригинальной истории, добавляя много отсебятины. Здесь очень легко переборщить и превратить немного комичного второстепенного героя в нелепого или даже абсурдного.

Давайте возьмем несколько примеров из «Гарри Поттера».

Злотеус Злей и Невилл Длиннопопп, или Почему адаптация имен — не лучшая идея в литературеSeverus Snape. В издании от «РОСМЭН» он вдруг оказался Северус Снегг. Ужасный способ обыграть имя на уровне ассоциаций «ну на севере ведь снег, г-г-г». В переводе от «Махаон» он Северус Снейп (слава богам), в украинском переводе от «Абабагаламага» — тоже Северус Снейп. А вот в первой версии перевода от Марии Спивак он и вовсе был Злодеус Злей! Черт возьми, Злодеус Злей! Чтобы у детишек не оставалось сомнений, кто тут злой. Представьте шок переводчицы, когда в седьмой книге оказалось, кем он является на самом деле. Собственно, именно поэтому его после переименовали в Злотеуса. Вроде как злой, но ведь и золотой.

Quirinus Quirrell. «РОСМЭН» решили не придумывать велосипед и назвали персонажа Квиринус Квиррелл. На украинский его также перевели как «Квірінус Квірел» — полное соответствие, разве что удвоение букв убрали. Но «Махаон» по какой-то необъяснимой причине адаптировали имя как Квиринус Страунс. То ли «странный», то ли «страус». Это звучит нелепо, из-за чего сильно смазывается кульминация, где он оказывается главным злодеем книги.

Neville Longbottom. Здесь сложно, потому что оригинальное имя несет в себе намек на то, что персонаж неуклюж и немного комичен. Но этот намек очень легкий, потому что фамилия вполне себе реальная и встречается в Британии и Австралии. «Долгопупс» от РОСМЭНа — не самый плохой вариант адаптации, но звучит он несколько искусственно. «Длиннопопп» от Марии Спивак несет оттенок идиотии и делает персонажа до крайностей нелепым. Лучше всего получилось у «Абабагаламага» — «Невіл Лонґботом». И никаких ненужных велосипедов.

Сложность адаптации говорящих фамилий и имен в том, что на английском эти фамилии и имена вполне себе реальные. А в переводе получается чудище Франкенштейна с непонятной этимологией и очень туманным смыслом.

Клички животных или прозвища стоит адаптировать. Но имена — нет. Даже говорящие. Просто потому, что невозможно в полной мере передать все смыслы, которые заложил автор. Они неизбежно будут искажаться. И всегда — в худшую для читателя сторону.

С этим приходится мириться. Либо так, либо фамилии превращаются в «неговорящие». Единственный выход, который поможет не зависеть от прихотей переводчиков — изучать английский и читать книги в оригинале. Чего и вам желаем.